литературный журнал

Юлия Брык

Моё имя в тисках

Сентябрь. Море. Башня

Византийским узорчатым сводом древних арок и легких мостов,
Шелестящим шорохом юбок и движением плавным купцов,
Еле слышно скользя по каналам, и морскую лаская гладь
Пробирается осторожно в масках Гоцци людская знать.

И закатное солнце щурится от холодного блеска камней,
Или глаз, что под маской черною, ятагана клинка острей.
Лишь узнать тебя невозможно мне- среди сотен плащей и духов
Исчезаешь за поворотами, ускользаешь в обрывках снов.

И брожу я по вольной гавани, и беседую долго со львом
О часах, море и башне. И о том, что было потом.
***

Разрываюсь я тобою, на остатке чувства- горе,
Разрисована рукою, утонула в красном море.
Может, осень виновата, что в кострах сгорают судьбы?
Хоть кусочек нашей встречи повернуть…или вернуть бы.
Одиссеи возвратились всё с того же поля боя-
Вон, стоят у перекрёстков, ждут свидания со мною.
У киосков на проспекте в неразрывной связи с миром,
Утопая в чёрном свете, бродят в шубах Прозерпины.
Раскрываются как раны двери модных магазинов…
Что-то лиц я их не помню- может, просто амнезия?
Я иду как все спокойно, внешне даже безразлично,
И смотрюсь я так приятно, в связке с ними органично…
Если вдруг тебя увижу- хлопнет сердце, как винтовка.
Эх, любовь моя- старуха, злая подлая чертовка!

***

Моё имя в тисках, моё имя на «я»
И мне нечего взять, кроме пуль и огня.
Опоздала на час- не заметила и
Я теперь без ума от листвы и тоски.
На столе семь часов и ещё календарь.
Отвратителен воздух, сигаретная гарь.
Кто-то курит меня – дым идёт в потолок,
Есть ещё пара дней, сжатых в горле в комок.
Есть ещё пара слов- не допить, не доесть,
А вернуться нельзя и обратно не влезть.

  Copyright © 2017 Berlin-Berega.