литературный журнал

Борис Шапиро

Подборка опубликована в журнале «Берлин.Берега», №1/2016


 

* * *

Хелле

Руке не тяжело. Не светит, а светает.
И над, и под, и на, на всей душе лежит.
Льнёт, радует, ласкает, ластится и взлетает
безоблачно легко и тихо говорит:

Цвет неба — как его от синего циана,
от голубого как братаньем отличить?
И хрусталю прозрачному с дыханьем океана
с бездвижным счастьем как, как тайно поручить?

С объёмом бесконечности в затишье,
в предвестии, в предвестии любви,
любви, но не земной и не небесной — чище,
чем небо и хрусталь, и помысли мои.

Как отличить, сказав? И как помыслить, чтобы
сказать? Не обмануть себя, тебя и всех,
всех тех, кого люблю, кого мы любим оба,
всех вместе, вместе всех, всех этих и всех тех.

Чтоб не спугнуть, не сдунуть, чтоб чувствовать бездонно
тебя, тебя одну во сне и наяву.
Мальчишке со стрелой и луком беспардонным,
пока живу, мы синюю натянем тетиву.

Из синевы небесной, сплетённой, скоморошной
роди весёлый, сложный до голубых седин,
как си бемоль и ля, до си, как невозможный
лазурный лазурит-ультрамарин.

* * *

В каком базальтовом колодце
живёт наркотик красоты,
коленце, облако, оконце,
откуда появилась ты?

Откуда высветилось пламя
ещё до разделенья «МЫ»
на «Ты» и «Я», на упованье,
на света колотьё и тьмы?

Но эти сутки, сутки счастья,
в одной горсти сжимают тень,
как невозможность расставаться —
в объятьях страшных ночь и день.

* * *

Красота — обещание счастья,
будто девою дверь отперта,
будто счастье коснулось запястья.
Задыханье? Огрех? Слепота?

Отперта, но ещё не открыта
нота, дверь, светлоликая твердь.
Твердь небесная светом омыта.
Что там брезжится, жизнь или смерть?

Что цветёт там? И что плодоносит?
Красота, как судьбы поворот.
До, си, ми? До, ля, соль? С нас не спросят
золотой, предпоследний аккорд.

Умные птицы

Умные птицы ворoны каркают друг на друга.
Они не боятся смерти.
Они провожают душу,
отлетевшую, не знаю куда.

Их души действительно с крыльями
по образу и подобию тел.
Если тело вороны одно на земле
мёртво лежит без движенья,

вся стая становится крyгом вокруг него
и кричит, и кричит, и кричит на отлёт души,
провожая траурным криком,
провожая радостным криком сильным,

чтобы было ей там хорошо,
чтоб она долетела туда, чтоб смогла,
опираясь на крик провожатых.
Умные птицы ворoны не ведают смерти.

© 2015-2019 "Берлин.Берега". Все права защищены. Никакая часть электронной версии текстов не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети интернет для частного и публичного использования без разрешения владельца авторских прав.

Durch die weitere Nutzung der Seite stimmst du der Verwendung von Cookies zu. Weitere Informationen

Die Cookie-Einstellungen auf dieser Website sind auf "Cookies zulassen" eingestellt, um das beste Surferlebnis zu ermöglichen. Wenn du diese Website ohne Änderung der Cookie-Einstellungen verwendest oder auf "Akzeptieren" klickst, erklärst du sich damit einverstanden.

Schließen