литературный журнал

Курт Тухольски в переводе Сергея Страхова и Людмилы де Витт

Kurt Tucholsky

(1890-1935)

Danach

Es wird nach einem Happy-end
im Film jewöhnlich abjeblendt.
Man sieht bloß noch in ihre Lippen
den Helden seinen Schnurrbart stippen —
da hat sie nun den Schentelmen …
Na, un denn — ?

Denn jehn die Beeden brav ins Bett.
Naja … diss is ja auch janz nett.
A manchmal möcht man doch jern wissen:
Wat tun se, wenn se sich nich kissen?
Die könn ja doch nich immer penn …!
Na, un denn?

Denn säuselt im Kamin der Wind.
Denn kricht det junge Paar n Kind.
Denn kocht sie Milch. Die Milch looft üba.
Denn macht er Krach. Denn weent sie drüba.
Denn wolln sich Beede jänzlich trenn …
Na, un denn?

Denn is det Kind nich uffn Damm.
Denn bleihm die Beeden doch zesamm.
Denn quäln se sich noch manche Jahre.
Er will noch wat mit blonde Haare:
vorn dof und hinten minorenn …
Na, un denn?

Denn sind se alt. Der Sohn haut ab.
Der Olle macht nu ooch bald schlapp.
Vajessen Kuss und Schnurrbartzeit —
Ach, Menschenskind,wie liecht det weit!
Wie der noch scharf uff Muttern war,
det is schon beinah nich mehr wahr!
Der olle Mann denkt so zurück:
Wat hat er nu von seinen Jlück?
Die Ehe war zum jrößten Teile
vabrühte Milch un Langeweile.
Und darum wird beim Happy-end
im Film jewöhnlich abjeblendt.

Курт Тухольски

Потом

Перевод: Сергей Страхов

Когда за гранью хэппи-энда
Последний кадр прикроет бленда
И к губкам девицы-красы
Приблизит джентльмен усы,
Они воркуют шёпотом…
Ну а потом?

Потом — уютная кровать.
Да… там приятно побывать,
Но всё же интерес огромен:
А чем они займутся кроме?
Сперва — утехи день за днём…
Ну а потом?

Потом в камине ветер воет,
Дитя ночами беспокоит,
На кухне молоко сбегает.
Он разъярён. Она рыдает.
Развод маячит за окном…
Ну а потом?

Сынок болезненным растёт,
Они забыли про развод,
Но брачное не манит ложе —
К глупышкам тянет, помоложе,
И чтоб блондиночка притом…
Ну а потом?

Сын из дому. А старость в дом.
Старик стал двигаться с трудом.
Усы и поцелуй забыл он —
О, как давно всё это было!
Любовный жар минувших дней —
Поверить в это всё трудней!
И призадумался старик:
А был ли в жизни счастья миг?
Ведь брак их состоял, по сути,
из скуки, кухни, прочей жути.
Вот почему за хэппи-эндом
Последний кадр прикрыла бленда.

Курт Тухольски

Потом

Перевод: Людмила де Витт

В кино не верьте в happy end,
он в жизни — призрачный момент.
Вот на экране в её губы
герой вжимает ус и зубы.
Он, может, джентльмен притом.
А что потом — ?

Потом идут вдвоём в постель —
и закрутилась карусель…
Но как живут — вопрос волнует —
когда он даму не целует?
Накувыркались нагишом…
А что потом — ?

Свистят ветра — поёт камин.
У молодых в кроватке сын.
Кисель комком. Сбежала каша.
Отец орёт. В слезах мамаша.
В их отношениях разлом…
А что потом — ?

Им жаль мальчонку. Как с ним быть?
Решают дальше вместе жить.
Года плывут как под сурдинку.
Отец завёл себе блондинку:
глупа, юна, да зад винтом…
А что потом — ?

Старик. Старуха. Сын в бегах.
Больной отец ослаб в ногах,
а вкус усатых поцелуев
беднягу больше не волнует,
и что на женщин падок был —
давно забыл!

Он озирается назад:
каков же счастия фасад?
Лежат на дне семейной чаши
унылость дней, ошмётки каши.
Друзья, не верьте в happy end,
жизнь — не кино, — эксперимент.

© 2015-2019 "Берлин.Берега". Все права защищены. Никакая часть электронной версии текстов не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети интернет для частного и публичного использования без разрешения владельца авторских прав.

Durch die weitere Nutzung der Seite stimmst du der Verwendung von Cookies zu. Weitere Informationen

Die Cookie-Einstellungen auf dieser Website sind auf "Cookies zulassen" eingestellt, um das beste Surferlebnis zu ermöglichen. Wenn du diese Website ohne Änderung der Cookie-Einstellungen verwendest oder auf "Akzeptieren" klickst, erklärst du sich damit einverstanden.

Schließen